astrosite (astrosite) wrote,
astrosite
astrosite

Воспоминания 21. Была любовь… Часть 1

Боль…….. Какая боль…….. Почему она опять нахлынула? Ведь столько лет прошло. Он мне уже давно не интересен. Не люблю, не уважаю. Тогда что??? Почему выкручивает так, что выть хочется?

Первая мысль, которая приходит –  не заживает рана от предательства. Но, неужели именно эта стрела такая ядовитая? Почему место ее удара не затягивается, не заживает? Может, она попала в мою гордыню?  Не думаю. Задела, безусловно, но не сильно. Болит другое – разрушенная вера в порядочность человека, на которого всегда могла положиться. Вроде бы ерунда – разлюбил, кто через это не проходил. Но дело же не в этом! Жжет душу падение любимого, невыносимая боль от осознания того, каким он был и в кого превратился.


Конечно, маленькие черточки негатива, которые с годами закустились и расцвели пышным цветом, наблюдались и в юности. Но они были такими ничтожными! Да, не стремился работать, любил расслабляться, ненавидел слово «надо» - типичные качества Рыб. Но это была такая мелочь по сравнению с его одухотворенностью, с верностью в дружбе и любви, с ярким лидерством, с готовностью сражаться с подлостью. В те далекие времена мне посчастливилось прочитать книгу «Три влечения», где говорилось о том, что любовь, это единство трех составляющих – уважения, душевной близости и сексуального влечения. Все это у меня было; почти тридцать лет.

Конечно, мы ругались, обижались друг на друга. Один раз я даже ушла к родителям. Но папа мне сказал, что бегать туда-сюда он мне не позволит, я должна решить – жить с мужем или возвращаться в родительский дом. Я даже один денек не успела «подумать», как пришел мой любимый и увел меня за собой.

Измен тоже не было, мыслей таких и не мелькало, особенно после вот этого случая. Мы на работе в детском саду каждые три месяца проходили обязательный веносмотр. Однажды меня вызвала наша медсестра и сказала, что пришли плохие анализы, надо срочно пересдавать. Я была в ужасе! В себе-то была уверена, никогда никого, кроме мужа у меня не было. Значит, это он - коварный изменщик!! До дома я дошла, еле сдерживая бушующий во мне вулкан, и с порога вылила на него всю огнедышащую лаву. Ответная реакция оказалась для меня совсем неожиданной – он ничего не сказал, а только заржал. Ясно, никаких гулянок налево у него не было, ведь так открыто веселиться можно только с чистой душой. Потом, естественно, все прояснилось с венанализами - после большой дозы антибиотиков, которыми я давила грипп, появилась тривиальная молочница.

Мы были с ним по натуре совершенно разные люди, но какие-то очень близкие, родные. Я всегда воспринимала нас как единое целое, была уверена, что мы договорились помогать друг другу еще до рождения на Земле. А уж после моей аварии, когда иногда накатывал страх, что он уйдет, появлялась реальная боль от кровоточащей раны на месте отрыва половинки.

С годами его негативные черточки становились более явными, рельефными, но я пыталась не обращать на это внимание, ведь нет людей без недостатков. Он все реже ходил на работу, должность это позволяла; его бабуля Фирочка, с которой мы жили, постоянно мне «стучала» о прогулах внучка. Конечно, он не бездельничал, а занимался тем, что было ему интересно. Одно время увлекся аквариумными рыбками, и у нас дома появился огромный аквариум. В подсвеченной изумрудной воде, среди потрясающе красивых растений, как в безвоздушном пространстве «висели», почти не шевелясь, разные виды упитанных золотых рыбок – вуалехвосты, телескопы, оранды. Мы стали завсегдатаями Птичьего рынка, регулярно по выходным ездили за свежим мотылем, прикупали растения и красивый грунт, присматривались к щенкам.

Потом он увлекся иконами, покупал старые доски, пытался реставрировать. Дома ими были увешаны стены, все завалено книгами по древнерусской живописи, разными кисточками, скальпелями и химикатами. А позже, когда в продаже появились первые видеомагнитофоны, он ушел с головой в западные фильмы. Смотрел их непрерывным потоком, днями и ночами. Для кассет пришлось выделять целый шкаф. Потом было увлечение собаками, еще – игровыми приставками. Все это сопровождалось не вынимаемыми изо рта сигаретами, вечным кофе и пивом.

А уже после моей аварии появилась оправданная обстоятельствами причина сидеть дома – ухаживать за больной женой. В те годы он целые дни проводил у телефона, пытаясь покупать и продавать мифические составы с крупой, вагоны с лесом, цистерны спирта. Кофе, пиво, сигаретный дым, телефон и игровая приставка – это стало привычным окружением. Он все реже заходил ко мне в комнату, перестал выходить на улицу даже выгулять Шерри. На попытки детей выгнать его из дома, отвечал: «А маму с кем я оставлю?». Я начала тревожиться за него, пыталась придумать какое-то дело, найти мотив для стимуляции желания работать. Не получалось ничего, он находил причины увильнуть, главная из которых была – мое состояние. С огромным трудом заставила открыть свое дело, связанное с его профессией. Немного начал шевелиться, но … из-под палки.

Пугало и то, что он перестал реагировать на просьбы Лии Францевны, методиста, которая выводила меня из паралича и пыталась ставить на ноги. По своему желанию, добровольно, он уже ничего не делал. Весь энтузиазм, горячее желание вытащить меня из трагедии гасли на глазах. Стало очевидно, что мой любимый человек начал сдуваться; забег на дальнюю дистанцию с препятствиями не выдерживает. Тогда я решила освободить его, каким-то образом убрать основную отмазку «уход за мамой», чтобы он мог нормально уезжать из дома и работать. Сделать это было вполне реально, создав некоторые условия, позволяющие мне обходиться без посторонней помощи.
           И я начала действовать...


Tags: воспоминания, любовь, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments